{HEAD}


Начало


{MENU}


{TITLE}

Задержка парадигм

Причина задержки парадигм в том, что все знание прошлого в конечном счете зависит от знания настоящего (принцип актуализма). Так вот в течение ряда последних десятилетий археология постепенно вползала в функционализм, уже издавна практикуемый культурной антропологией. У. Тэйлор направил археологию в эту сторону в 1948 г.

Но революция тогда не произошла, ибо эта антропологическая парадигма была неприменима к археологии, не располагающей достаточным объемом данных для реконструкции функциональных отношений. Быстрые изменения происходят в археологии ныне потому, что культурная антропология экспериментирует теперь с новой парадигмой. Эта новая парадигма является многообещающей и для археологии дает основания для революции в археологии.

Как уже отмечено выше, свое первоначальное утверждение о том, что эта революция осуществлена, Лиони вскоре счел опрометчивым. Он не поясняет также, которую из двух "неполных парадигм" современной антропологии начала осваивать археология. Вероятно, он имеет в виду культурный материализм Лесли Уайта и др., коль скоро речь идет о вкладе НА. Сложную картину следования археологии в кильватере антропологии рисует английский этнограф Лич (хотя и без куновской терминологии).

Но Лич полагает, что как раз не столько Тэйлор, сколько Бинфорд пытался внедрить функционализм в археологию, тогда как в антропологии уже давно знаменем стал структурализм. На деле же, хоть ряд течений действительно охватывал сразу несколько наук (напр., эволюционизм, диффузионизм), вряд ли можно построить схему полного соответствия развития одной науки последовательности течений в другой: специфика каждой может обусловить закономерность появления какого-то течения в одной науке и непригодность его в другой.

Как у Тэйлора, так и у Бинфор-да от функционализма больше терминологии, чем реальных принципов исследования. Наконец, парадигма предполагает единство, несколько парадигм это уже не "нормальная наука" Куна, не база для кризиса парадигмы и для революции. Однако не эти частные неувязки послужили основанием для рада исследователей отрицать, что появление НА - это революция в археологии.

С решительным несогласием выступили те, кто полагает, что в археологии вообще не бывает революций, что она развивается кумулятивно и что схема Куна к ней не применима. Как отмечает американский антрополог Чейни, по концепции Куна, существенна "в развитых науках относительная малочисленность соревнующихся школ мышления. В противоположность этому наиболее яркой чертой археологии, антропологии и социальных наук оказывается множество существенно различающихся парадигм для изучения социокультурных явлений.

В то время как Кун направляет свое внимание на проблемы смены парадигм в развитых науках, размышления над природой обсуждения социокультурных явлений представителями социальных наук показывают, что наша первичная проблема здесь выбор из разных парадигм, существующих в одно и то же время". Таким образом, Чейни, подобно Кларку. придерживается мнения, что археология отстает от физики или химии по своему развитию, то есть находится в препарадигмальном периоде, по Куну.
Читать статью

Понятие о современной археологии

Современная археология (New, modern Archaeology), называемая также "новой", "научной", "системной", "процессуальной", "прогрессивной" и "авангардной" и далее обозначаемая сокращенно (СА) - предмет наиболее громких споров в современной научной жизни археологов Запада. Споры эти продолжаются вот уже полтора-два десятилетия, и острота их не уменьшилась, а пожалуй, возросла. Похоже, что произошла резкая поляризация сил в археологии западного мира (Западной Европы и Северной Америки).

Чтобы оценить с позиции Российской археологии радикальность, смысл и значение этой поляризации и соответственно выработать собственное отношение к борющимся сторонам, к их идеологическим установкам и их вкладам в науку, нужно исследовать феномен "Современной археологии" всесторонне - ее идейные истоки и социально-исторические корни, состоятельность и плодотворность ее предложений, их богатство и новизну.

"Современная археология" и хронологический рубеж. Термином "выделение" обычно обозначают два разных процесса: это появление и обособление некоторого феномена в реальном мире, и различение, ограничение и определение (выработка дефиниции) этого феномена исследовательскими операциями. Поскольку здесь указанные операции будут ориентированы на прослеживание реального процесса и его результата, оба значения термина соединяются. Высказывалось немало нареканий на термин "современная археология" или "Новая археология".

Он не и слишком претенциозный, и слишком неопределенный, и слишком узкий (отрывает от традиций, исключает наследие старой археологии), и неудобный в перспективе (станет ведь и "новая археология" старой) и т.п..

И он даже не очень адекватен обозначаемому понятию: археологические идеи НА не новы, а новые - не археологичны, ибо относятся не к археологии, а скорее к культурной антропологии или философии. Так что и не "новая", и не "археология". Но термин этот прижился именно потому, что вполне соответствует задаче, стоявшей перед теми, кто им воспользовался.

Своим буквальным смыслом избранный термин подчеркивает два обстоятельства, которые этим деятелям и требовалось подчеркнуть. Во-первых, то обстоятельство, что обозначаемая им концепция и школа порывают со старыми традициями и осуществляют радикальнейшие перемены, "революцию в археологии", причем революцию первого ранга, эпохальную. Л. Бин-форд сопоставляет ее с дарвиновским переворотом в биологии.

Дэвид Кларк приравнивает к заложению основ современных эмпирических наук в эпоху Возрождения и ассоциирует термин "новая" с названием основополагающих трудов Галилея по физике и механике и Ф. Бэкона. Второе обстоятельство заключается в том, что концепция, обозначаемая термином новая археология, должна быть (и, по мнению ее приверженцев, становится) общеобязательной, заполняя собой всю современную археологию. Она предлагается как новая парадигма всем, кто желает работать на современном уровне. Именно так: не "новая теория" или "новая школа", а "новая археология".
Читать дальше...

Основные концепции культуры

Толкований термина "культура" (вместе с родственным ему термином "цивилизация") и дефиниций соответствующего понятия накопилось очень много несколько десятков со времени Цицерона до начала XIX в. (Niedermann 1941) и 164 - с 1871 г. до 1951 г. (Kroeber and Kluckhohn 1952), а с тех пор их прибавилось ещё немало.

Однако на деле многие учтенные дефиниции различаются лишь словесным оформлением и непринципиальными деталями (Каган 1974: 180), а самостоятельных концепций культуры, которые стоило бы принимать в расчет, далеко не так много, и появились они отнюдь не со времен Цицерона.

Кребер и Клакхон группировали их по очень произвольно выбранным и не единым формальным критериям (у них получилось 10 групп). Арнольдов и его соавторы (Основы ..., 1976) распределили концепции культуры по философским ориентациям создателей этих концепций, что не вполне адекватно теме, так как культура - не только философская категория (она не менее тесно связана с этнографией, социологией и историей) и определение культуры - не чисто философская проблема.

Артановский (1967) объединил все определения в три большие группы по источнику, из которого выводится определение, то есть по фактору, проявлением (или результатом или подчиненным инструментом) которого считается культура. В одной из этих групп культура рассматривается как результат целенаправленной деятельности обработка природы (в том числе природных данных самого человека) и ее средства, в другой как объективация духа в вещах и навыках, в третьей - как продукция общества, материальная и духовная, получаемая индивидом от общества и необходимая для жизни в обществе.

Эти группы Артановский назвал соответственно, "за неимением лучшего", философ-ско-антропологической. феноменологической и этносоциологической. Последняя группа оказалась непомерно большой. Мне кажется более плодотворным рассмотреть концепции культуры в контексте тех идейных (в конечном счете социально-исторических) задач, для решения которых предназначалось понятие культуры, вне зависимости от того, в каких отраслях науки эти задачи наиболее интенсивно разрабатывались.

Само слово "культура" (лат. cultura) долго употреблялось в смысле "обработка", "культивация" и непременно с дополнительной спецификацией: обработка чего-то (например, agricultura - "обработка почвы"). Только в конце XVIII века оно появляется в Германии без дополнения - как самостоятельная лексическая единица и занимает место в прямой оппозиции к слову "природа": "культура" - "натура" (Будагов 1971: 108-125).

Буржуазные мыслители века Просвещения (Вольтер, Руссо, Гердер) выступили с критикой современного им общества, современного образа жизни и с апологией нового образа мышления. Они задумались над тем, как исторически сложилось все это противоречивое скопление достижений и недостатков и каков должен быть путь исправления последних. Понадобилось проследить движение человечества от "естественного" состояния к "цивилизованному", и возникла потребность в парных понятиях, которые бы выразили эту оппозицию.
Дальше...